Category: психология

Гипомания

Собственно, описание состояния гипомании "изнутри".


Originally posted by acquirit at Мания, хотя и гипо-

Джакомо Балла. Уличный фонарь. Ок. 1910. Музей современного искусства, Нью-Йорк

Блог на неопределенное время воскрес. «Нет, тещенька, умерла так умерла» или будет возрождение – это совершенно неясно, и я тут ничего людям и себе не обещаю. Задумал я сегодня описать гипоманию, как раньше – депрессию. Дело сложное, потому что в неправильном психическом состоянии анализировать его невозможно. Надо быть снаружи ситуации, но и не забыть пережитые ощущения. Следовательно, необходимо улучить момент, когда фаза заканчивается, однако еще есть ее легкие признаки и остались свежие воспоминания. В таком случае сейчас самое время поговорить о гипомании.

Гипомания отличается от хорошего настроения точно так же, как депрессия – от плохого настроения. Действительно, в мании (далее так для краткости) весело, комфортно и в голову приходят только светлые, продуктивные мысли. И все же я умею различать хорошее настроение в ремиссии от того же самого в мании. Это состояние влюбленности, когда от восприятия красоты и разумного устройства мира сладко щемит в груди. Как очень верно было написано в одном руководстве по психиатрии, в мании больной чувствует, что ему открылось нечто важное. Смысл бытия, формула счастья, секрет вечной молодости, гармония с природой – все перечисленное достается без малейших усилий. Подбирая слова, я понял, что так и не могу верно отразить снисходящее на человека в мании блаженство. Познал дзен, и просто радуешься. Это надо не понять, а вобрать в себя, сделать своим истинным существом.

Изменяется взгляд на реальность. Во-первых, разумеется, видишь мир в самом выгодном свете: все люди милые, добрые и стремятся помочь, город очень уютный, а транспорт удобный и относительно пустой даже в час «пик». Присутствует и такой вот интересный симптом: наслаждение от восприятия обычно нейтральных сигналов, поступающих к органам чувств. Приятно фиксировать цвет и форму предметов, глубину и чистоту звуков (например, отбойного молотка под окном), вкус пищи. Воздух приобретает запах свежести. Читал в интернете у товарищей по несчастью, что в пальцах появляются «оргазмические» ощущения. Здесь если что и преувеличено, то не сильно. Можно провести рукой по любой поверхности, хоть по наждаку, и почувствовать, как фактура предмета ласкает и щекочет подушечки пальцев. Обнимать бетонную стену становится уже просто каким-то неизъяснимым блаженством. Цвета становятся ярче, свет яснее, контуры отчетливее.

В голове много мыслей, причем только позитивных или нейтральных, которые в данный период воспринимаются как положительные: творческие планы, тонкие наблюдения профессионального характера, любовь к людям, богатство ассортимента в магазинах и разнообразие вкусной еды в предприятиях общественного питания. Счастлив от простых вещей, о которых безрезультатно говорят психологи депрессивным больным: что жив, телесно здоров, сравнительно молод, что есть нормальная семья, перспективная работа и хорошее образование, что нет войны, землетрясения и нашествия инопланетян. Отдельный разговор – об увлечениях, в смысле хобби. Если человек, любящий играть в шахматы, заполучит депрессию, то он будет недоумевать, как можно было проводить столько времени за таким нудным и бессмысленным занятием. В период депрессии больше всего отвращает то, что когда-то нравилось больше всего. В мании мысли об увлечениях занимают две трети «жесткого диска». Я, к примеру, буду листать электронные каталоги мировых библиотек и книжных магазинов, интересоваться определенного склада музыкой и ходить на выставки, а наш вымышленный шахматист будет много времени уделять любимой игре. Возникает опасность накупить много лишнего, если хобби связано с приобретением чего-либо. Мысли о своем увлечении успешно вытесняют из мозгов любые проблемы, относящиеся к семье, работе, домашнему хозяйству или чему угодно еще. Об этом просто некогда думать, да и смысла в том нет, ведь жизнь так хороша, и надо ей радоваться каждое мгновение, а там будет день – будет пища.

Насколько я понимаю, хотя и не могу знать по собственному опыту, употребление психостимуляторов в немедицинских целях вызывает что-то близкое к «естественной» мании. Приведенное ниже характерно для обоих случаев, если верить, с одной стороны, себе, с другой стороны, открытой информации. «Воздух как будто состоит из отдельных атомов, его можно потрогать рукой», – пишет девушка после амфетаминов. Я в мании вижу, что воздух, ясный и прозрачный, как солнечным весенним днем, искрится у горизонта золотистыми вспышками. Повышается работоспособность и физическая выносливость. Когда дело доходит до опасных пределов, говорят, работоспособность падает, так как начинаешь отвлекаться, потому что мысли ускоряются и мешают сосредоточиться, но я такого не испытывал. Усталость не приходит даже после тяжелого труда, голова свежая, тело «удобное», легкое, хорошо слушается при сложных движениях (под стол залезть или в автобусе удержать равновесие). Исчезают болевые ощущения там, где обычно что-то беспокоит при усталости (у меня – шея с остеохондрозом). Боль и неприятные тактильные ощущения притупляются: пакет с продуктами не режет руки, мокрая одежда ничуть не раздражает и т.д. Замечаю, что мелкие ушибы и порезы получаю именно в мании – не останавливаюсь вовремя под действием легких болевых ощущений. Исчезает социофобия: скованность, застенчивость, страх и подозрительность при встречах с людьми. «Разговор сразу клеится», – писал один любитель стимуляторов. И вправду, становится легче завязать случайную беседу, держусь непринужденно, говорю без запинки, складно, со слегка вальяжными интонациями. Я очень необщительный и стеснительный человек, и даже гипомания не может полностью меня переделать, но вот в обычном или депрессивном состоянии я не могу спросить у прохожего дорогу или пошутить с продавцами на рынке, а в гипомании могу. Не зацикливаюсь на том, что произвело на меня положительное или отрицательное впечатление, быстро переключаюсь на другое. После какого-нибудь разговора не стану, как обычно, проигрывать все реплики еще раз, пытаясь понять, что я сказал неправильно или что имел в виду мой собеседник под тем-то и тем-то. Исчезает страх провиниться, совершить ошибку, уронить репутацию.

Словом, радужная такая картина получается. Приятнейшая болезнь, рекомендую. Но есть и обратная сторона медали. Да, повышена работоспособность, но можно неэкономно израсходовать время и силы. Внешне кажется, что стал выносливее, но самом-то деле организм устает где-то там внутри себя, и наступит момент, когда это утомление обрушится на вас. Хочется много ходить пешком, устраивать стирки и уборки, разгребать завалы, оставшиеся после депрессии, в ногах и руках стоит трудноописуемый зуд от желания немедленно что-то делать. Движения становятся быстрыми и резкими, на лице играет полуулыбка, заражающая окружающих. Хватает 6 часов сна (судя по учебникам, далеко не предел), и утром тянет немедленно вставать и бросаться за работу, но подспудно ощущается, что организм загнан, улыбка приклеенная, и после определенного рубежа возникает желание остановить гонку, но не можешь. От быстрой смены мыслей тоже утомляешься, как от мелькания пейзажа за окном поезда. Маниакальная фаза – как пиршество в долг, за которое придется расплачиваться голодом в депрессии, и чем лучше самочувствие, тем ближе конец краткому и обманчивому счастью. Депрессия всегда дольше и тяжелее мании, по крайней мере у меня. Ну а настоящая психотическая мания – это объективно страшная вещь, о которой пусть напишут те, кто испытал ее.